Оказываем юридическую помощь
Главная О нас Аналитика Контакты Фоторепортаж Партнеры Наша кнопка Пожертвование

Аналитика, Искусство / «451 градус по Фаренгейту» или демократия пожарных (7-11-2013, 06:03)

«451 градус по Фаренгейту» или демократия пожарных
«В мире есть две самые страшные силы – это слово и смерть»
Иосиф Бродский



Нет лучшей рекламы для книги, чем запретить ее. На протяжении веков многие умы человечества, желая донести до общества правду об устройстве мира, фиксировали ее в летописях, сочинениях, трудах, пытались передать свои мысли последующим поколениям. Такая индивидуальная «свобода слова» жестоко каралась, зачастую публично, в назидание другим.

В основном эту миссию брало на себя духовенство, определяя, что есть «благо» для человека, а что – «ересь». Отсюда и напрашивается вывод: что тогда религия в руках людей, как не контроль над обществом, если она решает, что и как читать людям? Любая система защищает себя, если чувствует угрозу над своим существованием. Церковь уничтожала то, что могло бы вызвать сомнение в ее проповедях и заветах. В истории есть масса подтверждений этому.

Мыслителя, идеолога чешской Реформации Яна Гуса, впоследствии ставшего национальным героем чешского народа, вместе с его трудами сожгли на костре. Взгляды Гуса отличались от официальной церковной догматики: он проповедовал, что нельзя взимать плату за таинства и продавать церковные должности, что собственность должна принадлежать справедливым, а несправедливый богач есть вор и что власть, нарушающая заповеди Бога, не может быть Им признана. Казалось бы, нет ничего честнее и правильнее этих принципов для добропорядочного христианина, но церковь лишилась бы тогда своего основного дохода и перестала бы угождать действующей власти, от которой тоже зависела.

Знаменитый ученый Джордано Бруно, развивая гелиоцентрическую теорию Коперника, положившей начало первой научной революции, был осуждён католической церковью как еретик и приговорен судебными властями Рима к смертной казни через сожжение. Все произведения Бруно были занесены в 1603 году в католический Индекс запрещённых книг и были в нём до его последнего издания 1948 года. Научный труд Геккеля «Мировые загадки» был сожжен в 1902 году по причине того, что в книге «красной нитью проходила идея животного происхождения человека». Также в 1893 году изъята из распространения и уничтожена книга Г. H. Гетчинсона «Автобиография Земли, общедоступный очерк исторической геологии». Духовенству не понравилось, что автор, не согласовавшись с церковными догматами о сотворении мира, изложил свое видение, тем самым способствуя «подрыву основам религии».

Русская православная церковь в плане цензуры мало отличалась от католической. В 1284 году в сборнике церковных и светских законов под названием «Кормчая книга» появляется закон: «Если кто будет еретическое писание у себя держать, и волхованию его веровать, со всеми еретиками да будет проклят, а книги те на голове его сжечь».

Но сжигали не только научную литературу, но и художественную, причем, верующих, хоть и по-своему, писателей, однако проповедующих и другие сферы жизни – Лермонтова, Пушкина, Белинского, Гоголя. Ректор Троицкой духовной семинарии Савва, узнав, что у семинаристов есть сочинения этих авторов, распорядился предать «торжественному сожжению» все найденные при обыске книги во дворе академии в присутствии преподавателей и учащихся.

Фашистская Германия славилась массовыми акциями сожжения книг. В 1933 году студенты, профессоры, члены СА и СС сжигали на костре «антинемецких» авторов: Карла Маркса, Генриха Манна, Зигмунда Фрейда. Эти имена впоследствии вошли в мировую классику художественной, философской и научной литературы.

Не остался в стороне и наш современный Казахстан. Если у всех свежо в памяти, какими карами грозились власти за распространение и прочтение «Крестного тестя», то мало кто уже вспомнит о судьбе автора и художественного произведения «Исповедь государя».

Наше прошлое печально. Всю вину за жизни погубленных людей из-за их трудов сводят к консервативной деятельности отдельных людей, ставших заложниками собственного фанатизма. Но разве над ними не было строгого, антигуманного руководства?

И сейчас мы наблюдаем, что возвращается то время, когда за взгляды, изложенные в печатном формате, автор подвергается гонениям и репрессиям. Провозглашена свобода слова, но действует она только с одобрения и разрешения властей.

Недаром писатель-фантаст Рэй Брэдбери писал, что «фантастика – это наша реальность, доведенная до абсурда». В романе «451 градус по Фаренгейту» блистательно изобразил государство, в котором сожжение книг доведено до первостепенного закона. Это – роман-предупреждение. Если есть единичные случаи, то они запросто могут перейти в закон и в систему.

Что заставляет людей думать? Мыслить? Сомневаться? Книги. Они развивают критичность мышления. А если у человека зародилось сомнение в понимании собственного счастья сегодня, то завтра этот «мыслитель» усомнится в правильности политики действующей власти, что, несомненно, представляет собой угрозу. Как избавиться от угрозы? Устранить любые книги, любые источники мысли, окружить человека миром развлечений, блеска, мишуры и достатка.

Исследователь творчества Рэй Брэдбери Всеволод Ревич писал: «... для Брэдбери книга – это не просто предмет, вещь, переплетенные бумажки с напечатанными на них значками. Для него книга – это волшебный символ, принявший осязаемую форму, сгусток мудрости, человечности, доброты, стремления к счастью – словом, всего того, что делает человека человеком».

Главное действие, дело всей страны – сожжение книг – выведено в заглавие: «451 градус по Фаренгейту» - это температура воспламенения бумаги. В романе Брэдбери описывает тоталитарное общество, основы и стабильность которого заключены в массовой культуре, в потребительском мышлении, в постоянном стремлении «быть как все». Все объясняется ускоренным темпом жизни: «Книги уменьшаются в объеме. Сокращенное издание. Пересказ. Экстракт. Не размазывать! Скорее к развязке!». Произведения классиков сокращаются до пятнадцатиминутной передачи. Телевидение полностью вытеснило книги, плюс оно же и навязывает «правильную» для правительства точку зрения. Но краткая выдержка сюжета, пересказ одних событий уже умаляет произведение, суть которого, может быть, в мыслях героя, в его сомнениях, в подтексте! Теперь все это не просто лишнее, а противозаконное.

«Как можно больше спорта, игр, увеселений – пусть человек всегда будет в толпе, тогда ему не надо думать»; «Мы все должны быть одинаковыми. Не свободными и равными от рождения, как сказано в конституции, а одинаковыми. Пусть люди станут похожи друг на друга как две капли воды; тогда все будут счастливы, ибо не будет великанов, рядом с которыми другие почувствуют свое ничтожество. А книга – это заряженное ружье в доме соседа». Эти слова принадлежат одному из героев романа, брандмейстеру Битти.

Главный герой романа Гай Монтэг, работает «пожарным» (сжигает книги), будучи уверенным, что выполняет свою работу «на благо человечества»: «…когда дома во всем мире стали строить из несгораемых материалов и отпала необходимость в той работе, которую раньше выполняли пожарные, тогда на пожарных возложили новые обязанности – их сделали хранителями нашего спокойствия. Они стали нашими официальными цензорами, судьями и исполнителями приговоров».

Здесь прослеживается также подмена исторических фактов и событий. Так, в книжке уставов приводится краткая история пожарных команд Америки: «Основаны в 1790 году для сожжения проанглийской литературы в колониях. Первый пожарный – Бенджамин Франклин». И все беспрекословно верят, ведь нет книг и учебников по истории, чтобы опровергнуть это.

В скором времени Монтэг подвергает сомнению свою деятельность, случайно заглядывая в книги, попавшиеся ему при сожжении, что также карается законом. Он разочаровывается в идеалах своего государства, становится изгоем, превращается в «опасного преступника», так как в его доме также находят книги, которые он отказывается сжигать и бежит. Позже присоединяется к небольшой подпольной группе маргиналов, сторонники которой заучивают тексты книг, чтобы спасти их для потомков.

Несмотря на то, что это роман-антиутопия, в финале есть еще надежда на светлое будущее: «В ближайшую неделю, месяц, год мы всюду будем встречать одиноких людей. И когда они спросят нас, что мы делаем, мы ответим: мы вспоминаем. Да, мы память человечества, и поэтому мы в конце концов непременно победим. Когда-нибудь мы вспомним так много, что соорудим самый большой в мире экскаватор, выроем самую глубокую могилу и навеки похороним в ней войну. А теперь в путь. Прежде всего мы должны построить фабрику зеркал. И в ближайший год выдавать зеркала, ничего, кроме зеркал, чтобы человечество могло хорошенько рассмотреть себя».
Понравилась статья? Поделитесь с друзьями:
Бредбери
Читали ли Вы книгу «451 градус по Фаренгейту»
Да
Нет
Смотрел фильм
Всего проголосовало: 12
 
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Ключевые слова - литература, искусство, анализ
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий

Подпишись на нашу рассылку!
Введите свой email:

• Кампании:




• Ликбез:
права беременных женщин

выбор поликлиники

рабочее время
• Друзья:
За мирные собрания!
• Погода в Алматы
• Курс валют
Курсы валют: курс доллара, курс евро
• Популярное
• Опрос
Как Вы узнали о нас?
Случайно
От знакомых
Из рекламы
Через агитацию

• Календарь
«    Апрель 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 
Панель управления
Имя: (регистрация?)
Пароль (забыл? ):
Фоторепортаж Смотри в прямом эфире
В этом году исполняется 40 лет как на Кипре произошел политический переворот. С той поры остров разделен на две части: международно признанную Республику Кипр, где проживают преимущественно греки-киприоты, и контролируемую турками-киприотами северную часть острова, захваченную в 1974 году. Обе эти части разделяет буферная зона, известная также как линия Аттила (по названию военной операции турецких вооруженных сил). Здесь нет людей, а время остановилось сразу же после того, как зону покинул последний человек.
Мы уже привыкли ко всем благам цивилизации. Уютная комната, телефон, хорошее питание, относительно доступная медицина – для многих из нас это неотъемлемые части повседневного быта, но такое «счастья» доступно далеко не везде в мире. Есть немало стран, где даже минимальный комфорт не доступен, а о нормальной медицине люди могут лишь мечтать.
Почти всегда Олимпийские игры являются убыточным мероприятием для стран принимающих Олимпиад. А что происходит с объектами, после окончания игр? Об этом наш фоторепортаж.
Агитация Качай, распространяй, агитируй!
Видеоканал События на видео
Совместный проект ОО "Гражданская оборона" и ЮК "Литвин и партнеры".
Данный выпуск посвящен трудовым отношениям и всему что из этого вытекает, в том числе вопросы взыскания заработной платы, разрешения споров согласительной комиссией и др.
Совместный проект ОО "Гражданская оборона" и ЮК "Литвин и партнеры".
Данный выпуск посвящен особенностям расторжения брака, алиментным обязательствам и разделу имущества. Рассмотрены вопросы расторжения брака через ЗАГСы/РАГСы и в судебном порядке.
Данный выпуск посвящен нашим государственным органам, в т.ч. правилам их поведения. Так же рассмотрена их практическая работа, а главное методы, которые используются
• Мы в соцсетях: